Шаг в небе на высоте своих мыслей

Шаг в небе на высоте своих мыслей , Статья студентки Kурсы журналистики Валерии Губренко Киев

Шаг в небе на высоте своих мыслей , Статья студентки Kурсы журналистики Валерии Губренко Киев

Алёна Федькова,

курсы журналистики Валерии Губренко,

специально для theyou.com.ua

Ты стоишь перед открытым люком самолёта. Впереди – небо, свежий ветер и маленькая земля где-то далеко внизу. И хотя тебе очень-очень страшно, назад дороги нет. Ты делаешь один шаг в небо — и прыгаешь с парашютом.

Первым делом, первым делом самолёты… Прыгнуть с парашютом я решила, чтобы преодолеть страх высоты. Подумав, я собрала друзей, нашла подходящую дропзону (дропзона – специальный аэропорт, на который приезжают прыгать с парашютом) и как-то ранним утром мы сели в маршрутку, идущую по Черниговской трассе на дропзону «Прогресс». Люди, собравшиеся с нами в дорогу, почти все были не старше 30 лет и очевидно ехали прыгать. Кто-то пил энергетические напитки, кто-то шутил и смеялся всю дорогу, кто-то играл в шахматы, а лично мы с подругой ели бананы и арахис, потому как на голодный желудок прыгать нам не рекомендовали.

Первое впечатление на меня произвели «кукурузники», стоящие неподалёку от входа на дропзону. Было ещё абсолютно не страшно, очень весело и уже не сонно. Дальше последовало заполнение заявлений на прыжок и мысленное перебирание в уме всего, что не успела: сказать кому-то из людей, что они дороги, попросить у кого-то прощения, объяснить своё прошлое глупое поведение, оставить весь свой гардероб любимой подруге.

 

Оказывается, я столько всего ещё не успела!.. Если бы я могла, я бы заставляла всех самоубийц проворачивать в уме такую комбинацию — быть может, тогда вовремя наступит раскаяние и пробудится острое желание жить?

 

 

 

Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь… Я и моя подруга, две блондинки, сразу пришлись по душе нашему инструктору по подготовке к прыжку. На нас он долго и сосредоточенно объяснял всей группе из 32 парней и 5 девушек, как вести себя к парашютом в воздухе, пока мы болтали ногами, будучи пристегнутыми к этим парашютам, подвешенным, правда, пока на брусьях.

 

Самое главное, что пришлось быстро уяснить по технике прыжка: не разводить коленки, пяточки и носочки. Крепко-крепко держать вместе при приземлении (красивое какое слово — приземление...). При прыжке с учебным парашютом с высоты 1000 м скорость приземления 5м/с, площадь купола основного парашюта — 83 квадратных метра, количество строп 28, вес — не помню, но чертовски тяжело!

 

Учусь считать по-особому: «501, 502, 503 — выдернуть кольцо, 504, 505 — раскрытие купола; осмотреть купол, осмотреться по сторонам, разблокировать запасной парашют» — это «Отче наш» начинающих парашютистов.

 

 

Тяжело в учении. Высокие армейские ботинки, жёлтенький мотоциклетный шлем (счастливый, мне его отдала очень красивая девочка сразу после прыжка, и предупредила, что два её прыжка в этом шлеме были очень удачными), ожидание облачения в парашют.

 

Взгляд инструктора просто в упор в глаза и комментарий: «Сломаешь ногу — вторую я тебе сам поломаю!» Те, кто уже ждут самого прыжка, могут точно сказать, что, если вы вдруг подумали, что страшно в небе — вы ошибаетесь стократ. Страшно не в небе, а на земле. Бояться надо не полёта, а приземления.

 

 

Кстати, о парашютах. Невозможно тяжелый! Стоять в нём почти невозможно. Даже если поддерживать его сзади под спиной, всё равно клонит вперёд. Дожидаться загрузки в самолёт было тяжелее всего в этот день.

 

С нами беседует инструктор, который непосредственно будет выпускать нас из самолёта. Поле, ветер, солнце. 11 человек на пороге входа в небо. Последней мыслью на земле до прыжка было то, что, будь на мне сейчас платье, ветер от лопастей очень красиво раздувал бы юбку.

 

 

Земля в иллюминаторе. Набирание высоты самолётом — это прекрасный момент! Иллюминатор находится в 10 сантиметрах от моих глаз, и вот я вижу, как плавно вверх уходит крыло самолёта, а дальше всё становится малоразличимым, и земля предстаёт пред тобой, как чёткий детский рисунок — ровные границы поля, тонкая змейка речушки, там, за рекой пасётся стадо коров и каждая размером с блошку, людей не видно. Дропзона становится крохотной, уши начинает закладывать.

 

Всё это время я улыбалась — от восхищения, радости, восторга и какого-то дикого ощущения, что спустя пару секунд со мной может произойти всё, что только Богу угодно. Инструктор, сидящий рядом, рассказывал о своей жене, с которой в браке уже 28 лет, о двоих взрослых дочерях, одна из которых совершила уже 57 прыжков.

 

 

От процесса к результату. Сначала прыгают те, кто сидит по правому борту: первым прыгает самый тяжёлый и потом по уменьшению массы. Первый прыгнувший — и щемящее чувство. Стало очень страшно — смотреть, как в люке исчезает другой человек.

 

Наконец в люке пропадает девочка, сидевшая на лавке передо мной. Стою перед люком. Очень тяжело согнуться с парашютом.

 

— Пошёл! — а я стою. Сердце уже аж в горле, хотя я абсолютно не слышу своего пульса.

 

— Пошёл! — и инструктор одобрительно хлопает по плечу.

 

И в один момент мне в лицо ударил ветер, ворвался в мою пульсирующую жизнь и подхватил меня. Развернуло боком, краем глаза увидела, как выпрыгивает за мной подруга, жадно откусила от ветра большой кусок... Какая там схема счёта «501, 502...»! Через силу собралась с мыслями.

 

Дёрнула кольцо. Почувствовала открытый купол. И тут началось самое захватывающее.

 

Тишина. Я никогда бы не подумала, что в небе так тихо и что я могу чувствовать себя в нём как дома. Непонятное душевное спокойствие и эта великолепная тишина... Нет ничего, кроме бездонного, невесомого, вечного, красивого неба. И только быстро надвигающаяся на меня земля заставила вспомнить, что нужно разблокировать запасной парашют.

 

 

Мягкой посадки! Удара о землю я не почувствовала вообще. Однако на полукувырке влево меня подхватил низкий ветер, наполнил парашют и быстро потащил по земле. Ветер был такой сильный, что я в течение первого момента даже не смогла схватиться за стропы, а потом ещё секунд десять боролась с парашютом. В итоге я всё же сдула парашют, встала, выплюнула всю землю и траву и начала складывать парашют. Естественно, вспомнить, как это сделать правильно, было выше моих возможностей, поэтому надо мной сжалились и подвезли вместе с парашютом до дропзоны на грузовичке. В нём доктор помазал мой содранный нос спиртом, приумыл меня немного, посмешил и довёз до места сбора.

 

 

Торжественное награждение... Исторический момент особой гордости для каждого начинающего парашютиста. Инструктор крепко пожал мне руку и поздравил: "Поздравляю, товарищ Алёна Павловна!». Я сморщила разбитый нос, вспомнила советские времена и улыбнулась ему.

 

 

Небеса обетованные. Небо — это одна из самых невероятных сред обитания. Не смотря на свои разбитые изнутри и снаружи губы и стёсаный о чернозём нос, я получила море удовольствия, восторга и усталости, свидетельство парашютиста и желание прыгать ещё. Я перестала бояться высоты, потому что там, где есть знания, страх рассеивается.

 

Одной из первых фраз инструкторов, которыми нас встречали на дропзоне по приезду, была о том, что после прыжка парашютистам по ночам снятся сказочно красивые сны.

 

И они были правы. Мне снилось моё собственное небо – голубое, солнечное, бескрайнее — в которое я шагнула накануне.

 

Оставьте комментарий

���������

on-line курс
пишущей
журналистики