Прыжок в никуда

Яна Верстюк

Курсы журналистики Валерии Губренко

журнал «5 балів» №5 (63) май 2008 г

Прыжок в никуда Курсы журналистики Валерии Губренко
В детстве я любила качели. И каждый раз, взлетая, мечтала коснуться облаков. Но ощутить их леденящее дыхание мне удалось лишь недавно. Как это, летать без крыльев и самолета?
Теория

Поселок Прогресс. Аэродром. Обеденное время. Я и два моих хороших друга прибыли с небольшим опозданием. Медкомиссия. Спрашивали о переломах, аллергических реакциях и заставили снять сережку (я недавно проколола ухо и с большими усилиями надела ее). Вот и вся проверка. Началась теоретическая подготовка. Инструктором был десантник со стажем, у него за плечами более 2000 прыжков. Для этого парашютиста прыгнуть — дело обыденное, поэтому обо всех курьезных моментах, которые могли с нами случиться, он рассказывал просто, будто учил нас дышать. «Если вы во время прыжка не успеете отделиться от самолета и откроете парашют раньше положенного времени, вы, конечно, можете зацепиться за крыло самолета. Не волнуйтесь, мы спустим на веревочке ножик, и вы отрежете стропы. А спускаться будете на запасном», — с абсолютной невозмутимостью рассказывал он. Понятное дело, что у всех лица вытянулись и округлились глаза от удивления, а еще больше — от страха. Но никто не отказался, а нам стало еще интересней. Мы-то и приехали сюда за острыми ощущениями. И, наконец, пришло время опробовать свои знания на практике.
Старт

Инструктор надел тяжелый парашют мне на плечи, и мы группой в составе одиннадцати человек начали посадку. Но не тут-то было! Непросто залезть в самолет, когда за плечами 30 кг, спереди еще запаска, а ростом не сильно обгоняешь Альфа из старого доброго сериала. Запасной парашют висел у меня ниже бедер (он крепится спереди, по размерам немного больше листа А4), а ногу мне нужно поднять на уровень груди. Представил? Смешно? На пятой попытке меня подсадили, а до этого катились со смеху.

Дополнил и без того существовавшую порцию страха внешний вид самолета, ведь создан он был еще до Великой Отечественной, эдакое эхо войны. На нем еще военные летчики летали. Мы взялись за поручни, и чудо довоенной воздушной техники медленно, но уверенно начало набирать высоту.
Самолет

Летела на самолете я впервые, поэтому получила двойную дозу адреналина... Когда он начал подниматься, все внутри резко потянуло вниз, и я начала чувствовать, как лицо начинает бледнеть и меня бросает в жар. Мысли остались на земле, все проблемы и переживания будто улетучились. Посмотрела на лица соседей, но ничего не увидела, на них не было ни страха, ни радости. Тут выпускающий открывает люк, у всех перехватывает дыхание, и взгляду открываются огромные тучи... В голове стало абсолютно пусто. Я вижу, как исчезает первый человек... Вот уже поднимается с места мой сосед... Ну, все, теперь моя очередь. В голове мелькнула мысль отказаться, спуститься в самолете, выпить горячего чая...
Прыг

Голос выпускающего возвращает меня на землю, точнее на небо. Я уже возле люка и смотрю на белые точки. Ими оказались парашютисты, выпрыгнувшие до меня. С высоты земля выглядела разделенной разноцветными квадратами: будто кто-то на небе играет в шахматы, а фигурами служат деревья, смахивающие на полынь. Еще секунда, и я стану такой же точкой. Мне не хватает воздуха. Гул самолета начинает разрывать голову на части. Рядом выпускающий что-то кричит мне на ухо, показывает большой палец. Но я уже ничего не соображаю и на автомате повторяю его жест. Через мгновение чувствую двойной хлопок по спине, и все...
Полет

Тишина... Голова болеть перестала, только вот какое-то непонятное ощущение, будто сердце разрывается на части. Мне страшно, но я радуюсь. Наверное, это и называют адреналином... Тучи оказались не легкими и ватными — это всего лишь воздух, влажный, холодный. Мне не хватило времени испытать разочарование, хоть и падала я дольше, чем положено. Вот, значит, как это — летать без крыльев, самолета и... парашюта.

501, 502, 503, дергаю кольцо, 504, 505, 506, смотрю вверх (так нас учили) и... не вижу купола! Я все еще падаю. Как говорится — вся жизнь перед глазами пронеслась. Дергаю кольцо во второй раз и… вижу купол! Потом отключаю запасной парашют.

Я парила в воздухе около минуты. За эти

60 секунд жизни я успела увидеть и почувствовать то же, что и птицы, находясь в свободном полете. Мне хотелось стать птицей и не зависеть от кусочка ткани над головой, от этих многочисленных веревок... Как это все-таки классно — летать!
Приземление

Приземляться было намного легче, чем нам рассказывали. А едва дотронувшись до земли, испытала непривычное ощущение, будто я всю жизнь летала и это мои первые шаги. Когда собирала парашют, ко мне уже ехала машина. Она встречала всех, кто только что приземлился. Мой парашют забрали в машину, а я побрела в сторону базы. Как потом рассказывали: когда я стояла у люка перед прыжком, мое лицо было мертвенно-бледным. Но все прошло даже лучше, чем я думала.

Страшно? Нет, здесь нет места страху, слишком много эмоций!

Прыг — так опытные парашютисты называют прыжок с парашютом. У некоторых экстремалов количество прыгов зашкаливает за 1000, но каждый из них отлично помнит свой ПЕРВЫЙ ПРЫГ!
Текст: Яна Верстюк

 

Оставьте комментарий

���������

on-line курс
пишущей
журналистики