«Лада Лузина: „Киев – город живой. Надо только уметь его видеть“»

Ира Потурнак,

Курсы журналистики Валерии Губренко,

специально для ТУРНЕ,

Фото Евгений Морин

Лада Лузина Интервью, Курсы журналистики Валерии Губренко в Киеве

Лада Лузина Интервью, Курсы журналистики Валерии Губренко в Киеве

 

 

Трудно не согласиться с великим классиком, написавшим роман о нашем с вами Городе, влюбившимся в него с детства, и продолжая любить всю жизнь – Михаилом Булгаковым: «Хорошо вам чертям! Живете в Киеве, там у вас древности всякие, святыни, монастыри, театры и кабаре…»

Вот как раз по поводу всяких киевских древностей и странностей нашей каштаново-зеленой столицы, я встретилась с чертовски очаровательной и довольно-таки таинственной девушкой, обладательницей безумно длинной косы, приза «Золотой Феникс» и негласного звания «самой скандальной журналистки Украины» – Ладой Лузиной, чтобы расспросить о самых интересных местах Киева.

Туры во Львов

Лада, начало нашей экскурсии довольно символично, ведь именно с Андреевского спуска, «вьющегося змеей на Подол», и начинается твой роман.

Да, безусловно, место это уникальное. Для многих Андреевский спуск большей частью, такой себе киевский Монмартр – гулябельный и фотографируемый. И очень мало кто, прогуливаясь по нему, осознает, что как бы проходя между двумя точками – горой, на которой стоит Андреевская церковь, более известная как Святая Андреевская гора, и горой Старокиевской, он проходит между двух основополагающих точек истории Руси. На Андреевской в свое время Андрей Первозванный поставил свой крест как знамение обращения земли и ее очень больших окрестностей в христианство. А на Старокиевской – возводился древний Киев, от которого пошла вся Киевская Русь. То есть если осознать эти точки то, наверное, начинаешь ощущать это чувство провала во времени, и вот таких вот «провальных» мест, на самом деле в Киеве достаточно много. Если начать вглядываться, то понимаешь что это мистический город.

Одним из самых удивительных мест в Киеве, которое знают не многие – слом улицы Малоподвальной, описанной в романе «Белая гвардия» как «Малопровальная». В своих исследованиях Мирон Петровский пишет, что во время бегства от петлюровских войск, Алексей Турбин – что примечательно, в романе точно описан момент, что это происходит на изгибе улицы – попадает в некий дом, куда зазывает его спасительница, и бежит вместе с ней через огромнейший сад. Причем, попадая туда, он как бы проваливается.

Никакого сада в этом месте быть не могло, то есть получается, что вроде заходя за калитку Турбин, попадает в некое ирреальное пространство – которого в киевской топографии нет! В городе действительно существуют места, в которых если знать, как топнуть ногой, можешь попасть в другое измерение, причем точка, где надо топнуть, известна достаточно точно. Вопрос в том, сможешь ли ты топнуть правильным образом?!

Туры в Мукачево

Если же говорить о киевских Лысых горах, меня всегда удивлял тот факт что большинство (ну, по крайней мере, три из них) – в центре города, и все они остаются «лысыми». Притом что на некоторых из них были многочисленные попытки что-то построить, но время все равно упрямо сносило эти постройки, оставляя горы в исконном их значении.

В Киеве существуют такие дома, они как проклятые! Вот как, допустим, замок Ричарда на Андреевском спуске. Сколько там пытаются что-то построить – безрезультатно. Легенда, что там живет нечистая сила, существует едва ли не с момента его постройки. Хотя едва ли не с момента его постройки выяснили, что просто рабочие заложили скорлупу в трубы, и это стало причиной странных звуков и стонов, доносящихся с замка. Но, тем не менее, когда проходит столетие, а дом все еще не могут заселить, начинаешь задумываться, а в скорлупе ли только дело?

Та же ситуация и с историческими постройками вроде дома на Яр Валу № 1, в котором я поселила своих главных героинь – Ясных Киевиц.

Да, как раз прочитав твой роман, я попыталась зайти в этот милый дом, чтоб самой проверить, так ли он необычен внутри, как загадочен снаружи. В результате, я поругалась с консьержкой, пытавшийся меня уверить, что дом обычный, и нечего тут «шляться»

Ты знаешь, я придумала заранее, как подстраховаться от жалоб потенциальных жителей этого дома, которые по прочтению моего романа решат подать на меня в суд. Мотивируя: «в этой квартире живем мы, а не какие-то там Киевицы». Но будто кто-то охраняет меня от этих жалоб. Что интересно, как только я дописала свое произведение, дом начал медленно расселяться, а потом его и вовсе закрыли. И вот уже, сколько лет он стоит абсолютно пустой. Ну, разве не «чортівня»?!

А насчет «необычности» постройки, то, безусловно, это один из самых сказочных домов города Киева, там действительно на ступеньках есть надпись «Salve» что в переводе с латыни обозначает «Здравствуй». Мне посчастливилось попасть туда, когда еще дом не был закрыт.

А когда это было?

Еще в процессе написания первых «Киевских ведьм», следовательно, где-то в 2003—2004. Мне посчастливилось походить, поразглядывать. Там роскошная лепка, прекрасные изразцовые камины. И вот эта башенка с балконом, у которого нет перил «специальная площадка для взлета на метлах», как была описана в романе, такой и осталась, я льщу себе мыслью, что дом соответствует моим идеалам.

Туры в Трускавец

Следующим местом нашей экскурсии, я выбрала заброшенный дом по улице Ярославов Вал 15, не случайно. Здесь проживал Игорь Сикорский – знаменитый авиаконструктор, сын известного врача – психиатра, профессора Киевского университета.

Для меня особенно сейчас, когда я вывела Игоря, как одного из главных персонажей в своем новом романе, по ходу ознакомления с его жизнью, начала влюблялась в этот образ. Вроде бы многие люди знают, кто такой Сикорский, родился на Яр Валу, здесь же во дворе собственного дома пытался запустить 1-ю модель вертолета. Вот эта логическая связка: Сикорский – вертолет – Киев, существует в голове, но мы не осознаем масштаб его личности, его вклада, ту гордость, которую он должен у нас вызывать в полном объеме (его дом, в каком он состоянии находится, типичное тому свидетельство).

Поэтому я повторяю, что если ходить по Киеву и пристально вглядываться в окружающие тебя дома, то действительно начинаешь поражаться тому факту, почему это никто не написал, не сделал…. На основании исторических фактов города Киева можно написать 150 романов в стиле А.Дюма и снять такое же количество приключенческих картин. Хотя я не склонна расстраиваться по этому поводу, потому что если бы мы сейчас снимали подобный фильм, это было бы что-то уныло – патриотическое. Очень скучное и показанное, на малых экранах. Но надеюсь, что киевляне и украинцы в целом дозреют до состояния, когда начнут понимать то, где они живут.

Лада, каким-то мистическим образом некоторые моменты, описываемые в твоих книгах, через определенное время «оживают» в реальной жизни города. Как, например одна из трех главных твоих героинь Маша возмущенно восклицает: «В Киеве стоит тысяча памятников, включая памятник туркменскому поэту Махтумкули Фраги, который у нас никогда не бывал. А Булгакову памятника нет.…Как такое возможно?!» И через некоторое время, на Андреевском спуске открывают памятник Михаилу Афанасьевичу. Были ли еще подобные этому совпадения, если их можно таковыми назвать?

Туры в Яремчу

Роман еще не написан, но уже придумана по фабуле заключительная часть «Киевские ведьмы. Рецепт рождение Москвы», которая начинается как раз с того, что на Старокиевской горе решают построить Десятинную церковь и на том месте появляется забор. Вот этот кусочек с зеленым забором был мной описан и благополучно отложен. Я очень удивлюсь, если забор появится. И я подозреваю, что постройка муссируется и никак не начнется, потому что они попросту преданно ждут, когда же, наконец, дело дойдет до третьего романа чтоб приурочить к моменту его написания. Вот такие вот вещи случаются довольно часто, но я их забываю, иногда говорю себе – Записывай!

Или вот еще пример «магии литературы» – в первых Киевских ведьмах, описан случай, когда Даша сдуру решила приворожить всех Саш, а в это время через Европейскую площадь идет многочисленная демонстрация, и она проезжая по Владимирскому спуску, боится в нее врезаться….Вот я это описала и как раз в момент написания переживала что этот случай в реальной киевской жизни будет недостоверно выглядеть, потому что на самом-то деле демонстрации в том районе, конечно же, случаются, но довольно немногочисленные. Но когда роман готовился к печати, у нас произошла Оранжевая революция, после чего вот этот момент с демонстрацией на площади, был воспринят читателями не только достоверно, но и как некую пародию на революцию.

Самые любимые места Лады Лузиной, это….

Владимирский собор и музей Булгакова – внутри мне всегда хорошо. Я православной гораздо позже стала, чем полюбила Владимирский. А насчет музея – то я всегда говорю, что если бы мне там сдавали комнату – я бы с удовольствием жила, и по этой причине отметила свадьбу именно в доме-музее Михаила Булгакова, где ее отмечал сам писатель, потому что это было моей мечтой. И никакие дурные приметы меня не смущали.

Туры по Украине

Не могу не задать этот вопрос, особенно тебе, как ты относишься к мистике?

Знаешь, мистика понятие довольно размытое. Для меня, например, совершенно нормально рассказывать Городу, что я от него хочу. И разговаривать с ним, что люди не мистические, наверное, сочтут за сумасшествие. Во время презентации моей книги «Замуж в 30 лет», пять человек подряд мне сказали, что именно на этот день намечен проливной дождь и тогда я просто подошла к окну и очень громко сказала: «Если пойдет дождь на мою презентацию – я обижусь!» Дождя не было.

И часто ты так разговариваешь с Киевом?

Ну, бывает…. Город живой. Только надо уметь его видеть!

 

Оставьте комментарий

���������

on-line курс
пишущей
журналистики