Крем’L: «Даша Астафьева сняла трусы после нас»

Крем’L: «Даша Астафьева сняла трусы после нас» Интервью студентки Kурсы журналистики Валерии Губренко Киев

Крем’L: «Даша Астафьева сняла трусы после нас» Интервью студентки Kурсы журналистики Валерии Губренко Киев

Наталья Чернец, Валера Серый (фото),

курсы журналистики Валерии Губренко

специально для ST@RS

Группа Крем’L всего год на эстраде, но уже успела завоевать статус «скандального проекта». Девушки сняли два клипа и работают над выпуском первого альбома.

 

О том, как живется в шоу-бизнесе двум сексуальным школьницам, Маша и Лиза поделились в откровенном интервью.

 

 

Девочки, расскажите, с чем связана смена вашего имиджа: вначале вы везде появлялись в школьной форме, а теперь ваши наряды стали более гламурными?

 

Лиза: Просто мы в начале решили таким способом удивить публику, появившись в образе школьниц. Это так и остается нашим сценическим образом, мы от него не отходили. А боролись за то, чтоб не ходить на тусовки в школьной форме.

 

 

Маша: Мы вообще-то решили пройтись по всем школьным формам мира. Сначала начинали с советской, сделанной из шерстяной ткани. Такая строгая советская форма, только короткая очень. Потом был пошит другой сценический вариант – с кружевами, из более тонкой ткани. В ней хотя бы можно находиться нормально, не душно. А недавно снимались в клипе у Влада Цветаева в образе японской школьницы Го-Го из фильма «Убить Билла»: юбочки в клеточку, жилеточки, челки. Так вот Лиза была Го-Го, а я была Дай-Дай. (смеются) Наверное, дальше пройдемся по всем школьным формам разных национальностей.

 

И все эти школьницы должны быть развратными?

 

Лиза: Не то, что развратные, они должны быть сексуальные, игриво манящие, притягивающие мужчин, ну и женщин, конечно!

 

На счет мужчин и женщин. Ходят слухи на счет вашей ориентации…

 

Маша: Мы открыты для экспериментов. Просто изначально нас начали сравнивать с группой «Тату», это все привело к мнению о том, что мы лесбиянки. Мы никогда не говорили, что мы лесбиянки. Просто так случилось, что мы практически всегда вместе.

 

 

 

 

 

Не обижаетесь на сравнение с «Тату»?

 

Лиза: Нет, наоборот, это ж крутая группа, выступали на Евровидение, нам еще много нужно сделать, чтобы добиться такого успеха.

 

Маша: А может и большего…

 

А живете вы вместе?

 

Лиза: Когда-то вместе жили, как все подружки живут друг у друга. Маша поселилась у меня, я ее эксплуатировала в роли домохозяйки.

 

Маша: И работать вместе, и тусить, еще и жить – семейная пара какая-то получается.

 

 

 

 

Как ваши близкие отнеслись к тому, что вы стали школьницами, которые целуются на публике?

 

Маша: Меня подкалывает мама, говорит, что я в школе форму вообще не носила, а теперь приходится. А еще забавно, когда мама мне гладит школьную форму и говорит: «Никогда не думала, что буду это делать снова».

 

Лиза: Моя мама считает, что мой выбор – это мой выбор, мне уже все-таки исполнилось 18 лет. Но даже когда я еще не была совершеннолетней, она тоже всегда предоставляла мне выбор, с кем мне дружить, с кем мне гулять, с кем мне спать.

 

Маша: Я не скажу, что моя мама просто рада за меня и говорит: «Иди, показывай трусы всем». А как мама порно-звезды может к этому относиться? Это работа, это наш сценический образ. Понятное дело, что в жизни мы не снимаем трусы на улице. Мы такие, какие есть, но, конечно, все гораздо проще в жизни. А это сцена, где надо заводить и удивлять публику.

 

 

 

Как вы отреагировали на запрет трансляции клипа «Бери меня»?

 

Лиза: Я очень расстроилась. Увидела этот клип по М1. Его крутили два дня. А на третий день включаю, целый день смотрю-смотрю, ну где же я? Потом звоню Маше, оказывается, клип запретили.

 

Маша: Я подумала: «Капец! стать звездой не вышло!» (смеется). Первый блин комом. Во-первых, наш продюсер Руслан Минжинский расстроился, снимали клип, тратили деньги. Запретили, по большому счету потому, что мы там выглядим очень маленькими. Можно было это раскрутить, как например, Алина Гросу развела такой нереальный скандал с лишением родительских прав. Мы как-то это дело замяли, не ссорились, потому что на самом деле мы вышли из школьного возраста. Хотя Лиза была несовершеннолетняя на тот период (ей было 17), в принципе, в этом возрасте уже замуж выходят, детей рожают. Нам не по 14 было и можно было сделать так, чтобы его показывали.

 

Как складываются ваши отношения с другими звездами?

 

Лиза: Я заметила, что нас воспринимают как маленьких девочек: «Лизочка и Машенька», как будто мы действительно такие юные.

 

Маша: Неоднозначно. Мы ведь в шоу-бизнесе, где большая конкуренция и нужно уметь выживать и всегда оставаться на плаву. Мы конкурентоспособная группа! И отсутствие огромных буферов еще ни о чем не говорит.

 

А вы готовы ради карьеры увеличить размер груди?

 

Маша: Нас создали такими, какие мы есть и этим мы интересны. У нас уже есть фанаты, поклонники. Плюс, эта ниша еще не так занята. Я думаю, у нас есть перспектива стать достаточно популярной группой.

 

Лиза: Даже без силиконовых сисек!

 

Расскажите, у вас бывали конфликты с коллегами по работе?

 

Маша: Я, например, очень плохо отношусь к группе «Nikitа». Потому что мы с Лизой были первые. Был заявлен такой проект, в котором участницы целуются между собой. До нас такого не было в Украине. Это все было на уровне каких-то личных связей: Могилевская поцеловалась с Ладой Лузиной, ну и все. Эту тему обсуждали миллион раз. Лобода с Мейхер, но они даже не целовались, были лишь какие-то намеки. А мы с Лизой именно первые, кто вот так вот поступил, но клип-то не пошел в ротацию, он был только в Интернете. И в это время как раз возвращается Даша из империи Playboy и целуется с Юлей Кавтарадзе. И это вызывает резонанс! А когда я трусы сняла на концерте во Дворце Спорта? Потом она то же самое сделала. Сравните Дворец Спорта – и тусовка Хью Хэфнера? У меня это было органично: я сняла и пошла…

 

Довольно откровенный поступок. Какой же возраст ваших фанатов?

 

Маша: Все, у кого стоит – наши фанаты!

 

Лиза: У кого еще не стоит, но в будущем будет стоять – тоже наши фанаты. Мы делаем все возможное, чтобы у всех все стояло!

 

Вы позиционируетесь как скандальный проект. Как воспринимаете критику?

 

Маша: Дело в том, что вначале, когда появляется что-то новое, критикуют обязательно, пока ты не сделаешь что-то этакое… Вот у нас есть в проекте очень интересная песня, я надеюсь, что она выстрелит и будет просто бомба! Изначально, когда что-то появляется, конечно же, критикуют. Это нормальная человеческая реакция. Когда кто-то приходит в новую компанию: «Ой, она кривая, у нее грязные ботинки и телефон плохой…» Воспринимают сначала образ. Пока не наработаем достаточно материала, чтобы могли критиковать или восторгаться им, обсуждать будут что попало. Мы этого не боимся.

 

Лиза: Самое смешное, когда критиковали: «Одна – чурка, другая – страшнее атомной войны!» или типа «Гавно!», и кто-то сверху подписал: «Полное гавно!»

 

Маша: Мы смеемся. Всем не угодишь, кому-то нравится, кому-то нет.

 

 

 

 

Оставьте комментарий

���������

on-line курс
пишущей
журналистики